Мать и Духовность
Забвение Божественной Матери
Богиня Мать и Запад
Богиня Мать и Индия
Богиня Мать и Китай. Куань Инь
Пришествие Матери
 
Богиня Мать внутри нас
Творение и Великая Богиня
Дух и пробуждение Кундалини
Самореализация
Дыхание Бога
 
Богиня Мать в древности
Великая богиня палеолита
Универсальная Богиня неолита
Арии и семиты. Проникновение мужского принципа
Падение Ассирии и Вавилона
Патриархальность Библии
Богини античности:
Персия, Израиль, Финикия
Богини античности: Египет и вся Европа
 
Богиня Мать и христианство
Ранние христиане
Гностики
Петр - лжепоследователь Христа
Павел - деформатор духовности
Августин и первородный грех
Мария, Мать Господа
Обретение Вечного Женского
Начала в христианстве
 
Богиня Мать и современность
Фрейдизм - религия XX века
Фрейд: герой или демон?

Павел - великий деформатор духовности

Действительно, Павел странный человек. Его душа не является душой свободного человека. Иногда он напоминает загнанного и раненного в лесу зверя, который ищет пещеру, чтобы спрятать свою боль от мира. Он не говорит об Иисусе и не повторяет его слова. Но в этом человеке есть скрытая сила и ее присутствие подтверждается теми, кого он собрал вокруг себя. И часто он убеждает их в том, в чем сам не убежден. Мы, кто знали Иисуса и слышали его речи, говорим, что Он учил человека разбивать цепи своего рабства с тем, чтобы освободиться от прошлого. Но Павел кует новые цепи для будущего. Он стучит по наковальне своим собственным молотком во имя Того, которого он не знал.
Халиль Джебран "Иисус, Сын человеческий"

И я свидетельствовал, что рядом с нами стоял человек, который наблюдал с удовольствием, как забрасывали камнями Стефана. Его имя было Савл из Тарсы и это он, кто выдал Стефана римлянам и толпе с тем, чтобы, она забросала его камнями. Савл был лыс и маленького роста. У него были обвисшие плечи и непропорциональное тело. И я не любил его. Мне сказали, что до сих пор он проповедует об Иисусе с вершины крыш. Этому трудно поверить. Я не люблю этого человека из Тарсы, хотя мне сказали, что после смерти Стефана он был покорен и укрощен на дороге в Дамаск. Но так как у него твердая голова, его сердце не может быть сердцем настоящего ученика.
Халиль Джебран "Иисус, Сын человеческий"

Павел был еврейского происхождения, выходец из семьи, принадлежавшей к высшим слоям общества, поскольку он указывает на свое родство с Иродом. Его римское гражданство, которое, очевидно, было куплено за золото, позволило ему изменить свое имя от рождения Савл на Павла. Вероятно, Павел был воспитан в строгой фарисейской традиции. Без сомнения, он получил образование высокого уровня, позволившее ему изучить греческий язык, который в то время имел статус международного и был языком интеллигенции. Он говорит, что получил высочайшее теологическое образование той эпохи с изучением Гамалиила. К сожалению, он не сохранил терпимости этого учителя иудаизма и стал фанатиком, противопоставившим себя первой христианской общине.

Обращение по дороге в Дамаск

Очень быстро Павел занял главенствующее положение в зарождавшемся христианском движении. Он написал свои послания до того, как были отредактированы евангелия. Известно, что Павел не участвовал лично в составлении синопсисов, и тем не менее канонические тексты в подавляющем большинстве отмечены его вмешательством. Библейская школа Иерусалима показала, что евангелия были составлены по многочисленным источникам, которые они называют документами Q, А, В, С, D (см. таблицу ниже). Здесь "павлинизмы" хорошо просматриваются на многих уровнях, в частности, в документе В, послужившем основой для редакции Евангелия от Марка. Известно, что основным составителем этого документа был тот, кто также написал и последние варианты евангелий от Матфея и Луки. Напрашивается вывод, что Евангелие от Иоанна также было составлено на основании этих последних версий.


Влияние Павла на содержание евангелий

Это ясно доказывает, что имело место отклонение всех текстов в сторону павловской доктрины. Из ста пятидесяти страниц Нового Завета сто были написаны им. След Павла в христианстве так велик, что делает из него основателя церковной доктрины, ничего общего не имеющей с учением Христа как по своей форме, так и по духу.

Обращение Павла по дороге в Дамаск, несомненно, самое великое надувательство в истории. Когда Христос был жив, Павла просто не было. Затем он начинает заниматься тем, что мучает его последователей.

Его старания в преследовании христиан не знали границ: "А Савл терзал церковь, входя в домы, и, влача мужчин и женщин, отдавал в темницу" (Деяния Святых апостолов, 8, 3). Когда не стало Христа, то он, так сказать, был "позван и избран", чтобы увековечить учение, которому он даже не следовал. И нет свидетелей, чтобы подтвердить слова Павла, что очень удобно. Сие преступление было бы почти идеальным, если бы не ряд несовпадений в событиях и личности Савла, противоречащих принятой ортодоксальной версии.

Четыре раза Павел описывает событие всякий раз по-разному. В Деяниях он объявляет: "Бывшие же со мною свет видели и пришли в страх, но голоса Говорившего мне не слышали" (Деяния Святых апостолов, 22, 9). И уточняет, что именно он был окутан великим светом.

В другом месте свет окружает Павла, но на сей раз окутывает и тех, кто сопровождает его (Деяния Святых апостолов, 22, 11). Иисус говорит ему: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня?.. встань и иди в Дамаск, и там тебе сказано будет все, что назначено тебе делать" (Деяния Святых апостолов, 22, 7).

В Деяниях Иисус опять задает ему тот же вопрос, но на сей раз говорит с ним иначе и дольше: "Савл, Савл! что ты гонишь Меня? трудно тебе идти против рожна... Я Иисус, Которого ты гонишь; но встань и стань на ноги твои; ибо Я для того и явился тебе, чтобы поставить тебя служителем и свидетелем того, что ты видел и что Я открою тебе, избавляя тебя от народа иудейского и от язычников, к которым Я теперь посылаю тебя, открыть глаза им, чтобы они обратились от тьмы к свету и от власти сатаны к Богу, и верою в Меня получили прощение грехов и жребий с освященными" (Деяния Святых апостолов, 26, 14).

Как видно, во второй речи Иисус ничего ему не говорит о том, чтобы идти в Дамаск, в то время как в первой это было основным элементом, ибо именно там ему все должно быть сказано. И с полной непоследовательностью (2-ое Послание Коринфянам, 12, 4) Павел заявляет, что он слышал неизреченные слова, которые нельзя пересказать человеку. Допустить обращение Павла - значит допустить абсурд... Действительно, почему Иисус Христос будет просить человека, который преследовал его последователей, распространять послание, которого он совершенно очевидно не знал, потому что никогда не встречался с Христом, и тем более совершенно тайно, так, чтобы никто не был свидетелем? Более того, Павел был неуравновешенным индивидуумом и его неуравновешенность после Дамаска не исчезает. Неужели Иисус Христос мог доверить этой темной личности нести такую великую весть?


Эпилепсия

Павел был эпилептиком. Его падение с лошади по дороге в Дамаск и три последующих дня, в течение которых он был лишен зрения (Деяния Святых апостолов, 9, 3), показывают, что у него произошел сильнейший кризис, "жало в плоть", о чем он говорит сам: "И чтоб я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручал меня, чтоб я не превозносился". Далее уточнение Павла - "в теле ли - не знаю, - вне ли тела - не знаю" (2-ое Послание Коринфянам, 12, 2, 7) - показывает, что имела место психическая патология.

Павел был проблематичен помимо эпилепсии. Он сам признает, что пытки Стефана доставляют ему большое удовольствие; в Деяниях он признается, что дал согласие на то, чтобы того убили (Деяния Святых апостолов, 8, 1). Столь странная тяга не всегда делать то, что хочешь, не властвовать над своими поступками произвела губительное опустошение его души и, как результат, необратимо нарушила ее целостность (Деяния Святых апостолов, 8, 3). Этот упорный преследователь учеников Иисуса одержим глубоким психическим расстройством.

Теологи церкви скажут нам, что обращение Савла представляет замечательный пример укрощающей силы бога. Но если озаренная жизнь после обращения Франциска Ассизского или Св. Бернарда Клервосского свидетельствует об этой великой силе бога, то обращение Павла, чья жизнь стала выражением садомазохизма, оказалось ничем иным, как полным поворотом алчущего существа к власти над себе подобными, что и трансформировало садиста в садомазохиста.


Садомазохизм

Его навязчивая идея видеть в плоти убежище страстей и грехов выдает в нем человека с полным дискомфортом внутри. Как замечает Жилабер в своем психологическом исследовании, садомазохизм Павла очевиден: "Ныне радуюсь я в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых" (Послание Колоссянам, 1, 24) и "Посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа: ибо, когда я немощен, тогда силен" (2-ое Послание Коринфянам, 12, 10); и еще: "...потому что мы сделались позорищем для мира, для Ангелов и человеков" (1-ое Послание Коринфянам, 4, 9). Его риторика - предел богохульства: "Мы, безумны Христа ради" (2-ое Послание Коринфянам, 12, 2, 7). Единственное, что интересует его в жизни Христа - это распятие. Никогда он не говорит о Воскресении как об основной миссии Христа. Этот садомазохизм оказал губительное влияние на зарождающееся в ортодоксальной форме христианство. В своем фанатизме первые христиане бросились под пытки и мучения к римлянам, надеясь достичь таким образом вечной жизни и соединиться с Христом, страдая за него. Это было кредо отцов церкви второго века, таких как Ипполит, Игнатий, Ириней, Юстин, Поликарп и Тертуллиан, проявившие здесь единодушие.

Игнатий: "Пусть огонь и крест охватят меня в борьбе с дикими зверями, пусть они кромсают и раздирают, мучают кости и калечат меня и раздавят все мое тело... Лишь бы только я достиг Иисуса Христа". Тертуллиан: "Вы должны взять ваш крест и следовать с ним за вашим Учителем. Единственный ключ, который открывает дверь Рая — это ваша собственная кровь". Поликарп: "Они будут страдать только час и за это получат жизнь вечную".

Гностики рассматривали такое отношение к страданиям за Христа бесполезным. В противоположность синоптическим евангелиям, в рукописях гностиков не придается большого значения страданиям Христа на кресте. Они относились к Мессии как к чистому Духу и считали, что его плотское тело не имело значения. В рукописи из Наг Хамади "Второй Трактат Великого Совета" Христос указывает на свое космическое значение, открывая, что он должен пострадать на кресте. Гностики считали, что Христос умер, чтобы мы смогли спастись. Они считали, что смешно верить в то, что за веру и страдания можно получить Спасение. Отцы церкви не могли простить гностикам того, что те не хотели быть мучениками, и стали разжигать ненависть по отношению к так называемым "еретикам".

Когда император Константин I Великий Флавий выбрал в качестве религии доктрину христианской церкви, им в 326 г. и 333 г. были изданы эдикты (указы), запрещавшие собрания гностиков и содержавшие приказания сжигать их евангелия. Таким образом, опираясь на политическую структуру римской империи, которая взяла на себя право уничтожать "еретиков", ортодоксальное направление христианства взяло верх над направлением гностиков. Обращение в христианство такого человека, как Константин, показывает, что церковь не очень разборчива, поскольку он уничтожил многих членов своей семьи. Он сварил в кипятке свою жену, которая, однако, спасала ему жизнь во время конспирации. Он запятнал свое царствование недостойными репрессиями и бездеятельностью своего правительства. Пообещав спасти жизнь своему вельможе Лициниусу, которого он победил в битве, он убил его так же, как и его сына. Он бросал на съедение диким зверям пленников войны. Все эти факты, известные историкам, скрывались церковью на протяжении веков.

Католическая церковь унаследовала ультрацентрализованный тип власти Римской империи. Чтобы распространить свое владычество на самые отдаленные окраины и утвердиться, она опиралась на структуры и военную власть империи, начинавшую распадаться. Вот так, благодаря убийцам Христа и первым христианам-римлянам, церковь установила свое господство над духовной идеологией Запада. История христианства могла бы быть совершенно иной, если бы известный учитель-гностик Валентин, который покинул Александрию и пришел в Рим, стал бы епископом Рима вместо Пия I, ставшего Папой. После 150 года Валентин был отлучен от церкви. Садомазохизм Павла, которым пропиталась католическая церковь и погребла основы христианской мистики, сродни его женоненавистничеству. Презирая женщин, он предал забвению Вечное Женское Начало.

Презрение к женщинам

Лука хорошо понимал значение женщин, окружавших Христа. Он описывает нам последовательно Елисавету, мать Иоанна Крестителя в счастливом ожидании ребенка; вдову из Наина, слезы которой трогают Христа; Марию Магдалину, которая отирает стопы Иисуса своими волосами и умащивает их мирой... Иоанна, Сусанна и даже женщины Иерусалима берут свой крест, следуя за Учителем.

Отношения Павла с женщинами - поучительный пример его внутреннего расстройства: "Жены ваши в церквах да молчат; ибо не позволено им говорить, а быть в подчинении, как и закон говорит" (1-ое Послание Коринфянам, 14, 34).

Таким образом, Павел, который нарушил закон, вспоминает о нем, когда ему это удобно. "Жена да учится в безмолвии, со всякою покорностью; а учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии" (1-ое Послание Тимофею, 2, 11). В своей мании величия Павел ставит себя в пример, видя в самом себе абсолютный авторитет. Он преподает правила, о которых Христос никогда не говорил: "Ибо желаю, чтобы все люди были, как и я; но каждый имеет свое дарование от Бога /.../ Безбрачным же и вдовам говорю: хорошо им оставаться, как я" (1-ое Послание Коринфянам, 7, 7). Он по-своему интерпретирует Бытие: "И не Адам прельщен; но жена, прельстившись, впала в преступление" (1-ое Послание Тимофею, 2, 14).

Его презрение к женщинам не знает границ: "чтобы также и жены в приличном одеянии, со стыдливостью и целомудрием украшали себя не плетением волос, не золотом, не жемчугом, не многоценною одеждою, но добрыми делами..." (1-ое Послание Тимофею, 2, 9). "Ибо, если жена не хочет покрываться, то пусть и стрижется; а если жене стыдно быть остриженной или обритой, пусть покрывается. Итак, муж не должен покрывать голову, потому что он есть образ и слава Божия; а жена есть слава мужа" (1-ое Послание Коринфянам, 11, 6). Он делает женщину существом без головы: "... жене глава — муж" (1-ое Послание Коринфянам, 11, 3). Он занимает место Творца, чтобы объявить нам: "и не муж: создан для жены, но жена для мужа" (1-ое Послание Коринфянам, 11, 9).

О браке и сексуальности Павел заявляет, что те, кто женятся, будут иметь скорби по плоти, и он рекомендует не жениться: "Соединен ли ты с женой? не ищи развода. Остался ли без жены? не ищи жены. Впрочем, если и женишься, не согрешишь; и если девица выйдет замуж, не согрешит" (1-ое Послание Коринфянам, 7, 27). Но женатые люди пройдут через тяжкие испытания. "А я хочу, чтобы вы были без забот" (1-ое Послание Коринфянам, 7, 32). К счастью, редко кто следовал его советам, иначе некому было бы сейчас читать его наставления!

Тертуллиан предписывает "правила духовной дисциплины для женщин": "Женщине не позволяется ни говорить в церкви, ни учить, ни крестить, ни предлагать что-либо от себя самой, ни брать на себя какую-либо мужскую функцию, не говоря уже об участии в священном Синоде". Как бы мы ни старались, мы не найдем в словах Христа подобного женоненавистнического бреда. Среди Его последователей было много женщин, и некоторые из них на первом плане: Мария Магдалина, Марфа, Иоанна, Сусанна, многие другие. Он защитил Марию Магдалину и спросил: "кто из вас без греха, первый брось на нее камень" (Евангелие от Иоанна, 8, 7). После смерти Иисуса некоторые женщины стали играть руководящую роль в христианских общинах, где они учили, проповедовали и свидетельствовали.


В.Блейк. Последний суд Адама (1795).
Галерея Тати, Лондон.

Что касается брака, от которого Павел пытается отдалить своих последователей, ничего такого нет в словах Христа: ни приговора, ни совета не вступать в брак. На свадьбе в Кане Он ничего не говорил об этом. Он сказал, что в браке женщина и мужчина "уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает" (Евангелие от Матфея, 19, 6).

Желая восстановить равновесие после отклонений в христанстве, пророк Мухаммед скажет в Коране: "Кто не женат, мы говорим: "вступайте в брак!" (Коран, 24, 32).

Какой контраст между словами Павла о браке и словами великого современного поэта-мистика Халиля Джебрана: "В браке стремление к Любви сбрасывает вуаль и освещает глубины вашего сердца. Она создает счастье, которое никакое другое счастье не может превзойти, разве только счастье души, сжимающей в объятьях Бога. Брак — это союз двух божественностей, чтобы третья смогла получить рождение на земле. Брак ведет к высшему союзу, в котором сплавляются два различных духа, инкарнированные в двух различных индивидуальностях. Он - золотое кольцо одной цепи, которая начинается со взгляда и заканчивается в Вечности".

Эти замечательные слова Халиля Джебрана поднимают душу к внутренней божественности, в то время как сентенции Павла опускают внимание к злу и греху.

Отсутствие матери

Несмотря на свою чрезмерную эмоциональность, Павел никогда не говорит нам о своей матери. Более того, он никогда не говорит о Марии, матери Иисуса. Однако его миссионерские походы с Лукой не могли оставить его неосведомленным относительно детства Христа. Действительно, в своем Евангелии Лука отводит важное место детству Иисуса и матери Марии: "...благословенна Ты между женами" (Евангелие от Луки, 1, 42). Для Павла Христос просто "родился от жены" (Послание к Галатам, 4, 5), то есть от женщины, а не от Девы, как сказано у Матфея. Это умолчание о девственности Марии является умышленным и показывает, что вопреки евангелистам, он не принимает факта непорочного зачатия и выказывает мало уважения Марии, которую называет просто-напросто: "женщина"! В евангелиях, инспирированных Павлом, из Иисуса делают сына, который мало уважает свою мать: "...что Мне и Тебе, Жено?" (Евангелие от Иоанна, 2, 4). Мог ли Христос, который сам был принципом Добродетели, обращаться подобным образом к своей Матери? Конечно нет.

Единственный аспект жизни Христа, который интересует Павла - это распятие. Анализируя характер Павла, Жилабер обнаруживает в его посланиях огромную пустоту, которая представляет собой отсутствие матери Христа, Девы Марии. Он отмечает, что Павел никогда не говорит о природе, являющейся выражением Матери в коллективном Бессознательном. Море и ночь, занимающие аналогичное место в коллективной Душе, рассматриваются лишь в их враждебных аспектах: ночь идентифицируется с мраком, а море - с кораблекрушением. Контраст бросается в глаза: Иисус, которого мы видим идущим по воде, и Павел, который говорит лишь о кораблекрушении.

Так проявляется абсолютная противоположность между гностиками, почитающими Мать, и христианством Павла, который никогда о ней не говорит. Неудача Павла в Эфесе учит и показывает, что он пытался в своих евангелистских проповедях противостоять культу Богини Матери. С очень древних времен Эфес был одним из главных мест античного мира, куда приходили, чтобы поклоняться Богине Матери под именем Артемида. Когда Павел обрушился на этот культ, то народ взбунтовался, и он вынужден был бежать под крики толпы: "Велика Артемида Ефесская!" (Деяния святых Апостолов, 19, 28). Действительно, Павел был опьянен идеей разрушения древней религии и особенно мифа о Великой Богине. Он подвергал гонениям верующих и культ богини. Еще раз обратимся к "Деяниям апостолов", в которых есть прямое высказывание по этому поводу: "...не только в Эфесе, но почти во всей Асии этот Павел своими убеждениями совратил немалое число людей, говоря, что делаемые руками человеческими не суть боги; А это нам угрожает тем, что не только ремесло наше придет в презрение, но и храм великой богини Артемиды ничего не будет значить, и ниспровергнется величие той, которую почитает вся Асия и вселенная" (Деяния святых Апостолов, 19, 26).

Действительно, Павел намеренно отделил все, что могло отдаленно или близко относиться к Матери - языческой или христианской - и таким способом удалил из сознания тонкую связь, которую с древнейших времен имели с Вечной Матерью многие поколения мужчин и женщин.

Перейти на начало страницы




Из книги Гвеналь Верез "Мать и Духовность. Конфискованная Истина. Обретенный путь"
Сахаджа Йога, 2006-2014